Патриарх Кирилл защитил диссертации

News image

Вчера на открытии традиционных Рождественских образовательных чтений (они были перенесены в связи с выборами нового гл...

Бог за науку

News image

Сегодня отмечается 200-летие со дня рождения Чарльза Дарвина. Накануне юбилея католическая церковь заявила, что эволюц...

Богословие государственного образца

News image

Минобрнауки приравняло богословов к светским ученым. Три духовные семинарии получат государственную лицензию, аналогич...

Установка фундамента. Дорого

News image

Если верить СМИ, то фундаменталистов среди нас все больше. Исламских, православных — всяких. Число их множится с кажды...

Главная Понятия и определения Продукты человеческого духа, Бог и сверхъестественное



Продукты человеческого духа, Бог и сверхъестественное

Понятия и определения - Понятия и определения

В заключение Худиев, под влиянием той же музыки Генделя, переходит к творчеству человеческого духа и сразу бросает камень в огород атеизма и науки, взашей прогнавшей Бога. Он пишет:

Помимо предвзятости, против атеизма можно выдвинуть еще один упрек – упрек в редукционизме, в попытке отрицать реальность всего, что невозможно установить путем наблюдения, эксперимента или теоретических обобщений полученных таким образом данных. Между тем большая (и важнейшая ) часть человеческого опыта выходит за рамки таких методов познания, как наблюдение и эксперимент. Это эстетический опыт и опыт межличностных отношений. Я пишу этот текст под музыку Генделя. Большинство людей согласны в том, что музыка Генделя или живопись Ван Гога обладает большой ценностью. Мир эстетических ценностей реален; в определенной мере мы можем создавать теории, описывающие развитие искусства; но мы не можем научно объяснить сам феномен красоты. Красоту человеческого тела можно как-то увязать со здоровьем и сексуальностью; но к музыке, красоте природы или звездного неба это уже никак не отнесешь. Эстетическая ценность – это ценность “в себе”. Музыка Генделя совершенно бесполезна. Она просто красива. Читатель может спросить “каким образом красота или любовь свидетельствует о бытии Бога?” По крайней мере, она свидетельствует о существований ценностей и реальностей, не постижимых с помощью научного метода. Лично я также убежден, что такие феномены как мышление и нравственность необъяснимы в рамках последовательно натуралистической картины мира.

При чтении писаний Худиева создается впечатление, что он поспешно читает новую для него богословскую макулатуру и без собственного понятия спешит набрать оттуда и втиснуть в свое собственное сочинительство выражения, термины, «новинки», сущность которых еще и сам не понял. Вот он пишет, что наука отрицает

«реальность всего, что невозможно установить путем

наблюдения, эксперимента или теоретических обобщений”.

И это совершенно справедливо. Если кто-то, где-то и почему-то предлагает нам то, что никаким образом не наблюдается (1), что не подтверждено экспериментами (2) и что не является теоретическим обобщением (3), - то эти предложения абсолютно достоверно не является научными. Но при этом автор считает, что в науке вот это самое 1, 2 и 3 является «редукционизмом», что неверно.

Редукционизм (от латинского слова reductio – возвращаюсь, свожу к более простому, упрощаю) означает упрощенное, более доступное и наглядное объяснение той или иной труднодоступной и труднопонимаемой научной проблемы. Обыкновенно, редукционизмом называют попытки научного объяснения механикой проблемы физики, физикой - проблемы физиологии, физиологией - проблемы психологии, психологией - проблем сознания и духовной жизни. Другими словами: редукционизм – это сведение проблем сознания и духовной жизни к психологии, психологии - к физиологии, физиологии – к физике, а физики - к механике.

Редукционизм – это, конечно, упрощение и, так сказать, опримитивливание подлинных научных знаний. Но без редукционизма не существует наука, не говоря уже о педагогической методике обучения тем или иным знаниям. Ведь приобретаемые новые знания о более сложных областях и предметах сначала обнаруживаются и принимаются в рамках и на фундаменте старых знаний и в силу этого не могут не редукционироваться к более низкому уровню последних. Только тогда, когда накопленные новые знания не вмещаются в рамках старых, будем говорить: - редукционных знаний, возникает жгучая потребность совершенно по-новому истолковать полученные наукой новые данные/факты – происходит разрыв рамок старого научного знания и возникает новая, более высокого уровня система научных знаний.

Худиев втихую хочет подсунуть нам веру в православного Бога как тот высший уровень знаний, который нельзя понять «редукционным» методом, то есть нельзя понять системой имеющий знаний в науке, нужен, мол, прорыв к… сверхъестественному. Но ведь нет абсолютно никаких потребностей, побудительных моментов или хотя б слабеньких толчков, требующих от науки «прорываться» к сверхъестественному. Ведь Бог, сверхъестественное – это всегда то, в чем, по словам Лапласа, наука, действительно, не нуждается. В науке и в прошлом, и сейчас, и в обозримом будущем допущение Бога, допущение сверхъестественного не являлись, не являются и не будут являться толчком к ее дальнейшему прогрессирующему развития. Бог и сверхъестественное – извечный тормоз развития, усвоения и распространения научных знания. Это видно хотя бы из того отношения к науке и качества тех знаний, которые представлены самим Худиевым.

Для доказательства ничтожества науки, отрицающей Бога, Худиев убеждает нас, что научному изучения не подлежат музыка, красота, хотя реальность музыки и красоты никто отрицать не может. Как стало очевидно, отрицающая Бога наука до того допекла Худиеву, что он выбрасывает ее из области искусства, морали, межличностных отношений и прочих областей духовной жизни человечества. Спрашивается, неужели Худиев не удосужился хотя бы узнать, что есть такие науки, как эстетика, изучающая искусство; есть этика, изучающая мораль; есть социология, изучающая в том числе и межличностные отношения; есть музыковедение, литературоведение, культуроведение, философия религии, философия права, философия политики, гносеология и много-много других наук, подвизающиеся в различных областях духовной жизни общества и человека. Впрочем, к явлениям духовной жизни и творчества принадлежит и сама наука, которая всесторонне изучается науковедением.

Без присутствия и вторжения науки в область духовного творчества. уровень духовной жизни человечества до сих пор находился бы на уровне пещерной живописи кроманьонцев, а при господстве в духовной жизни богословия, христианизованная часть человечества до сих пор не шагнула бы дальше иконописи Андрея Рублева (не надо приходит в телячий восторг от его картины «Троица» - это отражение примитивного художественного видения богомаза, и ничуть не больше. Реальная ценность этого «произведения искусства» заключается не в ее, де, высоком, непревзойденном художественном достоинстве – сами православные попы в конце ХІХ столетия выбросили было «Троицу» Рублева в мусоросборник! - , а в древности, в как иллюстрации одного из исторически низких этапов развития художественного творчества в России), да восьмигласия (восьми напевов, восьми мелодий) византийского богослужения.

При этом не надо забывать, что явления духовного творчества (мораль, искусство, наука, философия и прочее) являются продуктом человеческого духа. Человек создал художественное («Чаепитие в Мытищах»), музыкальное (Гендель, Чайковский) или литературное (Стихотворения Демьяна Бедного, романы Достоевского) произведение. Произведением человеческого духа является также вера в Бога и различные концепции Бога. И никогда, никогда мы не забываем и не должны забывать, что, имея дело с произведениями человеческого духа, мы имеем дело с тем, что произведено человеком искусственно.

Искусство реально, оно существует, но существует по-особому, искусственно, в чем-то существует мнимо. Показав нам «Море» Айвазовского, никто не пытается пригласить нас покупаться в нем или хотя бы помыть ноги. И это правильно, это здраво. Но куда девается здравый смысл у попов, когда они созданного человеческим духом Бога пытаются изобразить существующего самого по себе, реального в действительности, а не мнимо, не искусственно, не в, так сказать, художественном творчестве. Бог, подобно произведениям искусства, говорил 2400 лет тому назад атеист Ксенофан, создан головой и руками человека по уровню своего разумения. И наука может изучать этого Бога, во всех его творческих стилях, точно так же, как она изучает все другие явления духовной жизни.

Бог есть только идея, а самого Бога нет. Вот эту идею Бога, созданную духовным творчеством человека, богословы вырывают из человеческого духа, объективируя ее, то есть начинают утверждать, что это не идея Бога, а реальное существо Бога, существующее вне и не зависимо от человеческой мысли, человеческого мнения и Он, якобы, существует не мнимо. Более того, этим существующим духовно в мнении, мнимо Богом православная церковь «окормляет» верующих. А ведь это «окормление» равнозначно кормлению реального человека не обедами, а только чтением меню об этих обедах.

А что касается того, что наука не может научить творит в области искусства, то это и так, и не совсем так. Для художественного творчества, кроме теоретических знаний нот, письменности, техники и стилей художественного творчества нужен еще талант, как для приготовления борща по рецепту украинской кухни нужна еще самая малость: картофель, петрушка, куриное мясо, капуста и прочие вполне реальные, а не духовные, сущности. Впрочем, в истории художественного творчества известно множество великих художников, которые в буквальном смысле этого слова научились (Гоголь, Николай Островский) или их принудительно, по научному, научили творить в области искусства (Ойстрах).

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Популярные статьи:

Последние статьи

Полезно знать:

Истина где-то рядом

News image

Аналитический Центр Юрия Левады 11 марта опубликовал результаты нескольких социологических опросов, касающихся роли религии в ро...

Статистическое зазеркалье

News image

Намедни, добравшись, наконец до Афона, Президент РФ В.В. Путин походя завершил долгую дискуссию по поводу ре...

Словарь Атеиста:

МИД - МОН

МИДРАШ (др.-евр. „драш - исследование, истолкование) — особый вид иуд.-богосл. лит-ры 4-12 вв...

Авторизация



Движение атеизма:

Атеисты Москвы объединяются для борьбы с клерикалами в

News image

Филипп Тараторкин 26.12.00. 15:19 В Институте развития прессы 26 декабря состоялась пресс-конференция по теме Угроза клерикализма и нарушение прав неверующих в со...

Американским атеистам советуют смотреть в небо

News image

Белый дом выступил в защиту демонстрации религиозных символов на территории государственных учреждений Верховный суд США начал рассмотрение вопроса о том, имеют ли...

Кризис безверия

News image

Новые русские атеисты выпустили свой журнал Новый безбожник. Журнал атеистического общества Москвы. #1...

В защиту свободы совести и светского государства

News image

Мы, участники 1-й антиклерикальной научно-практической конференции «Наука, религия, атеизм», выражаем глубокую тревогу по поводу нарастания в Российской Федерации проявлений клерикализма, в ...

Итоги первой безбожной пятилетки

News image

Преамбула Когда прошёл первый год, мы радовались. Радовались ежемесячной посещаемости 500 посетителей, а сейчас такие цифры считаем плохим днём . Радовались ссылкам с ...

Сатанисты поневоле

News image

В Москве уже борются с Русской православной церковью. Вчера днем состоялась прелюбопытнейшая пресс-конференция с участием не менее любопытных персонажей. Персонажами бы...